Любительская Эротика

Мои деревенские приключения у бабушки

В этом году я строила большие планы и надежды на свой отпуск, ведь такая была жара и сама погода мне говорила – разденься и ходи голышом. Но не всегда получается, то, что ты хочешь, так и вышло у меня. Отпуск сместили по графику на осень. Пришлось довольствоваться тем, что есть – прохладной погодой ночами и ранним утром и по летнему тёплым и порой даже жарким временем после обеда, пока солнышко не скрывалось за кронами деревьев.
У сестры тоже не получилось с отпуском, чтоб отдохнуть вместе и я поехала в деревню к бабушке одна в надежде отдохнуть от городской суеты и помочь бабуле с уборкой оставшегося урожая. Картошку, которой нынче было не очень много, помогли выкопать родители и дядя с тётей, освободив тем самым нас со Светкой от этого тяжёлого труда.
Целую неделю я помогала бабушке, делала уборку, мыла, стирала и нередко вымочив свой халат, приходилось переодеваться и бабушка случайно заметила, что я не ношу нижнего белья. Заострять внимание на этом она не стала, а поступила очень мудро. Это присуще людям прожившим много лет и повидавшим на своём веку разного и всякого.
Однажды вечером, мы с ней сидели и пили чай и разговаривали. Бабушка рассказывала мне, какая я была маленькая и сравнивала с собой. Оказалось что я много чего не знала о ней и своём дедушке, которого помню только по фото. Когда бабушка была молода, то в те времена тоже редко кто носил нижнее бельё и вообще его невозможно было купить да и не на что. Вот мой дед и постоянно залазил к ней под подол, где прижмёт в углу или в сарае. И не редко было, что даже разрывал юбку пополам и бабушка прикрываясь и обмотавшись ремком, бежала в дом переодевать.

Видно у меня это наследственное – подумала я. Бабушка ещё много рассказала о себе, но всего не перескажешь. Я тогда не могла понять, что это она так разоткровенничалась передо мной. Думала может хочет рассказать о своей молодости, какая она была и чтоб я сравнила. Я терялась в догадках и чтоб не думать об этом, переключилась на другое.
На другой день я в своей комнате собиралась в баню и решила переодеться. Бабушка вошла неожиданно, что я даже испугалась. Я стояла перед ней в одной футболке и с голой попой.
- Не прячься, толь я тебя не видела голожопой. Мы с тобой одни, вон закрутись в полотенце и можешь так идти, чтоб свои добрые вещи не намочить, оденешь, когда высохнешь – посоветовала она мне.
- А вдруг кто увидит – спросила я для приличия, а сама уже радовалась в душе, что бабушка мне позволяет идти в баню через весь двор в конец огорода почти голышом.
- Да кому тут смотреть, я да ты и соседка рядом. Старик у неё уже год как умер, одна живёт.
Я обрадовалась и второпях даже не взяла полотенце. Скинув футболку и оставшись совсем голышом, я выскочила из дому и побежала в баньку. Бабушка что то крикнула вслед, но я ничего не поняла, лишь только фраза, «ну и стрекоза, а что не взяла ….», а что дальше я уже не слышала. Мылась я долго и несколько раз выходила в огород и дойдя до дома, вворачивалась обратно. Несколько дней я не ходила голышом и очень соскучилась. Было так тихо и хорошо, а небо было всё усыпано звёздами. Хотелось лечь на полу засохшую траву и наблюдать за необозримой далью, но было прохладно и я вымывшись, так же голышом вернулась в дом. С меня капало и струйками сбегало по всему телу.
- Я же тебе кричала про полотенце – немного поворчала бабушка.
- Сейчас вытру – ответила я и выскочив голышом во двор, принесла тряпку и начала вытирать пол, где после меня остались мокрые пятна.
- Ты так весь пол вымоешь, вытрись вначале сама, а потом и затрёшь – буркнула бабушка.
Я согласилась и сделала как она предлагала. Потом мы пили чай и легли спать. Я долго не могла уснуть и ночью раза два входила во двор голышом. Так было тихо и лишь вдалеке лаяла чья то собака.
Два дня до выходного я искала любой повод, чтоб случайно или нечаянно замарать свою одежду и идти переодеваться и быть снова в доме голышом.
- Ты толь не выспалась? – спросила бабушка.
- Да нет, спала вроде – ответила я.
- А чё тогда всё из рук валится, уже всё перепачкла, так и одеть скоро нечего будет – ворчала она.
- Ничего, постираю, на озере воды много – ответила я и в очередной раз стоя посреди комнаты в одной футболке с голым низом, искала подсохшую юбку, чтоб одеть.
- Чтоб стирать, нужно порошок или мыло. Это у вас в городе пошёл и взял, а у нас ехать надо – пыталась мне втолковать бабуля.
Она была такая смешная, когда ворчала, что я расхохоталась.
- Смейся Емеля, твоя неделя – буркнула бабушка.
- Вот нечего будет одеть, пол будешь мыть голышом и баню топить не разрешу, коль замараешься, нечего дрова зазря жечь. Голожопая пойдёшь на озеро отмываться. Тогда будешь знать, мараться тебе или нет.
- Я с радостью бабула-красотуля – подскочила я к ней и крепко обняла.
- Потише стрекоза, раздавишь старуху – уже негромко и спокойно сказала она и села на скамейку у окна.
Я скинула с себя юбку и футболку и взяв в руки тряпку, спросила:
- С какой комнаты пол начинать мыть.
- Ишь ты какая шустрая, я же так, пошутила, ухмыльнулась бабуля.
- А я думала ты всерьёз – поникшим голосом ответила я и села на табурет.
- Ну если тебе хочется, то мой хоть во всём доме, а я пока пойду отдохну, чего то голова разболелась с тобой – и она ушла к себе.
Я вымыла пол во всех комнатах и у бабушки тоже. Ползала под кроватями голышом на пузе и ёрзала на коленках, но вскоре весь пол был чист и на крыльце и в сенях тоже.
Откинув растрепавшиеся волосы назад, я вошла в комнату к бабушке и спросила, что ещё мыть и где порядок нужно навести. Бабушка взглянула на меня и рассмеялась
- Помню в детстве, мы тебя оставим в ограде. Кругом травка, сухо. Но ты обязательно найдёшь грязь и вся вывозишься. Вот и сейчас тоже – вся чумазая стоишь.
- Ладно, сегодня хватит. Остальное завтра доделаем. Иди мойся, может в бане вода ещё тёплая. Я побежала в баню, но там воды было мало и она была такая же как на улице. Я вернулась домой и сказала бабушке об этом.
- Ну тогда остаётся одно озеро или постой – может в кадочьке есть. В кадочьке (деревянной бочьке) было больше половины и я стоя голышом посередь ограды, плескала на себя воду и смывала пыль и грязь. Немного продрогнув, я уже совсем чистая заскочила в дом и шмыгнула под одеяло.
- Ну что, замёрзла – спросила бабуля.
- Будешь теперь знать, как марать всё и самой мараться.
- Да – коротко ответила я.
- Это произошло на следующий день, ближе к вечеру, как приехала Светка, чтоб закончить все дела в огороде. Как она вошла в дом, я увидела на её лице странное выражение.
- Что случилось – спросила я.
- Потом расскажу – коротко ответила она.
Мы с бабушкой напоили её чаем с дороги. Телевизора у бабушки не было и она ложилась спать рано.
- Если будете вечеровать, то не шумите, и дверь прикройте, а то спать не дадите – сказала она нам на последок, и стала прибирать на столе. К столу она даже меня не подпускала, всё делала сама.
Мы ушли в нашу комнату и я спросила у Светки:
- Будем спать или прогуляемся.
- Я устала, давай лучше дома останемся – ответила она.
Дома так дома и я стала стягивать футболку и юбку и осталась совсем голышом. Расправив постель, я приготовилась ложиться в постель, но потом вдруг вспомнила, что оставила на улице свой халат, который замочила, нечаянно уронив в тазик с водой.
- Ты куда – окрикнула меня Светка.
- За халатом – ответила я в недоумении, зачем она это спрашивает.
- А это … - показала она на мой вид.
- А, ерунда, бабушка не заругает – улыбнувшись ответила я и выскочила из комнаты. Небыло меня минуты три, может пять, а когда вернулась, то увидела, что бабушка стоит в дверях и спрашивает у сестрёнки.
- А эта стрекоза куда голожопой полетела?
- За халатом – отвечала Света
- Я уже тут – ответила я стоя за спиной бабушки и держа халат в руке.
- Доскачешь так, простынешь, тогда будешь знать – обратила она свой взгляд на меня и высказала своё мнение.
- Нет бабуля, я закалённая – ответила я.
- Заголённая, а не закалённая – сказала бабушка и ушла к себе.
- Ты что часто так бегаешь – спросила Светка.
- Уже четвёртый день – пояснила я.
Родителей с нами не было и это нам позволяло поступать, как мы захотим. Я достала из сумочки все листочки с выдержками из писем и подала Светке:
- Это для тебя.
- Что это?
- Почитай, узнаешь, если ты не успела прочесть в почте.
- Я уже прочитала – ответила она.
- У меня к тебе серьёзный разговор, пойдём во двор – продолжила она.
Бабушка болела и плохо ходила, поэтому она всегда была в доме, и во дворе нам никто не мог помешать. Мы снова вышли во двор, объяснив бабушке что на минутку.
- Ты что, совсем с дуба рухнула – в упор спросила она меня.
- А что тут такого – ответила я смутившись.
- Но ведь это, что твой друг предлагает мне сделать, может быть опасно – продолжила Светка.
- Но ведь это он тебе предлагает, а не мне, так что тебе и бояться – отшутилась я.
- А с тобой что будет, ведь ты можешь заболеть – уже спокойнее спросила сестрёнка.
Я поняла, что ей не хочется подвергать меня опасности и ответила.
- Если не хочешь, то можешь не заморачиваться, напиши ему ответ и всё объясни, и ушла.
Два или три часа мы не затрагивали эту тему и потом Светка сама повернулась в постели ко мне.
- Ты на меня сердишься? – спросила она.
- Нет – сухо ответила я.
Она положила на мои плечи руки и прижалась к моей спине
- Ну если тебе так хочется, я согласна, только не дуйся.
Я обрадовалась и чуть ли не завизжала, но вовремя сдержалась. В глазах у Светки тоже горели огоньки, и я поняла, что ей тоже хочется покуражиться надо мной. Мы часто это делали в бане, но это были безобидные игры и мы просто дурачились.
Утром, когда мы уже проснулись и позавтракали, вышли вместе во двор. Светка достала отпечатанные на принтере выдержки из писем и начала негромко читать, сев на скамейку во дворе, и глядя на меня. Её удивление было ошеломляющим. Она так удивлялась прочитанному, что в конце спросила меня.
- Это он серьёзно предлагает тебе сделать – спросила она.
- Нет, это он предлагает, чтоб это всё сделала ты – это же тебе адресовано, я ничего не вырезала и не придумывала, скопировала, как было в письме все предложения и фразы в точности – пояснила я.
Светка прочитала один листок, потом второй, третий и уже я видела, как она читала остальные, ёрзая на скамейке. Её что-то сильно взволновало, и она вся была в нетерпении. Может ей хотелось уже начать действовать, а может что-то обсудить со мной, но нас прервала бабуля и мы пошли домой.
- Хватит прохлаждаться, нужно выдергать морковь и свеклу – объяснила она нам.
Время близилось к обеду и стало намного теплее, чем утром. amateurgirls.mobi Моя постиранная одежда была ещё мокрая и висела на верёвке во дворе. На мне была зелёная футболка с логотипами института, когда я училась, нам выдали единую спортивную форму, и часто принимала участие в спортивных мероприятиях. С тех пор часто ношу её, особенно когда езжу в деревню. Поверх футболки был одет халат. Он был длинный и копать морковь в нём было не удобно.
- Бабуля, а мне не в чем копать морковь.
- А кто виноват, что ты вчера всё перепачкала. Не хочешь сейчас копать, будешь потом одна рыться в земле – ответила она.
Светку это вполне устраивало, но не меня.
- Тогда я так пойду, всё равно меня никто не увидит – и я скинула халат и осталась в одной футболке. Она была длинной и закрывала мою попку почти наполовину и скорее была похожа на короткое мини-платье.
- Иди, сверкай своей задницей, только грязной домой не приходи – поворчала бабуля
- Я согласна, буду жить голожопая на улице – огрызнулась я.
- Вот стрекоза, вся в отца, такая же настырная. Баню протопите, а потом ройтесь, сколько хотите – сказала бабушка.
- Хорошо, - уже выходя из дома ответила Света. Я же в одной футболке скакала во дворе. Светило солнце и день ожидался довольно тёплым.
- Ты бери ведро и носи воду, а я пойду за дровами и печь растоплю – сказала я.
Мы так и сделали. Вскоре над баней поднялся из трубы столб дыма, а Светка тяжело дыша принесла третье ведро воды и вылила в котёл.
- Всё, я устала – сказала она.
Я подхватила ведро и сверкая голой попой, побежала на озеро. Оглядевшись по сторонам, я не увидела ни души и не опасаясь никого, подбежала к мосткам и зачерпнула ведро воды. Затем я так сбегала ещё раза четыре, а оставшиеся два ведра потом принесла Света. С баней было закончено и мы сев на скамейку, решили немного передохнуть.
- Твоя какая грядка – спросила я.
- Давай я буду вырывать морковь, а ты будешь обрывать ботву и складывать в ведро, а потом вместе унесём – предложила Света.
- Хорошо, я согласна – весело ответила я.
Мы взяли два ведра и деревянную лопатку и принялись за работу. Светка сидя на корточках быстро орудовала лопаткой и подбрасывала мне морковь в кучу. Я испробовала разные позы, чтоб удобнее сидеть или стоять на корточках, но мне всё не нравилось.
- Чего ты мелешься, как уж на сковородке – спросила сестрёнка.
- И так неудобно и так – ответила я
- Ну тогда сядь и будет удобно – предложила Света.
- А бабушка домой не пустит – объяснила я.
- А баню мы зачем топим – в ответ объяснила мне Света.
Я совсем забыла про неё и соскочив побежала, чтоб подбросить дров в печку. Вернувшись, я подошла ближе к куче моркови и села прямо на неё. Ботва была немного прохладной, но меня это уже не волновало. Так я оборвала одну кучу и сложив морковь в ведро, переползла к другой, ёрзая голой попой по ботве и земле. Светка смотрела на меня и удивлялась. Вскоре мы вместе унесли два ведра в сарай и рассыпав морковь на доски, вернулись обратно. Дальше работа пошла веселее. Я сидя на попе ползла вслед за Светкой, а она в свою очередь перестала скидывать морковь в одну большую кучу, а по ходу грядки делала много маленьких и чтоб я постоянно передвигалась за ней. После второй пары вёдер, моя попа была совсем чёрная, вся в земле. Морковь росла в низине и там действительно земля была сыровата и легко прилипала к пальцам рук и естественно к голой попке. Иногда Светка кидала морковь прямо мне между ног и она ударялась то о лобок, то прямо о половые губки. Я пыталась прикрыться и закрывалась как могла оборванной ботвой, на что Света отреагировала быстро.
- Ты ещё землёй зарой, чтоб не видно было.
- Тебе надо, ты и зарывай – ответила я не поняв смысла сказанного.
Через несколько минут вместо морковки, когда я ослабила внимание, мне между ног прилетела порция земли с лопатки сестрёнки. Она решила сама зарыть и скрыть мою промежность от обозрения. Я вздрогнула и с обидой взглянула на неё.
- Ну коль так, тогда сама зарывайся – ответила она.
- Хорошо – сказала я и захватив порядочное количество разрыхленной земли, я пригребла её себе и плотно прижала к лобку и киске, тем самым закрыв всё от постороннего взора.
- А если внутрь попадёт – спросила Светка.
- У нас же баня, промоем – ответила я.
Мы снова рассмеялись и дружно принялись за работу. Закончив копать одну грядку, мы сели передохнуть. Я уже была вся грязная от самых ног до подола футболки. Не знаю с чего, и кто первый начал, я или Светка, но разговор перешёл совсем в другое русло, или как сказать тему. Я расспрашивала Светку о её парне, а она про мои причины, почему мы расстались и не завела ли я себе нового. Кто из нас первый сказал обидное слова, я не знаю, а началось всё с того, что мы стали сравнивать пенисы своих бывших и настоящих парней с морковкой. Пусть я первая сказала:
- Света? А у твоего, случайно не такой? - и я показала морковку сантиметров 7, и толщиной с пальчик и тут же рассмеялась.
- А может у твоего был такой и поэтому ты его бросила? – и Светка показала морковку ещё меньше и скрюченную.
Дальше шла сплошная перебранка и сравнивание пенисов с разными кривыми и уродливыми морковками, пока Светке не попала в руки толстая и длинная см около 17.
- У моего вот такой – гордо заявила она.
- Да, такой в тебя не влезет – тут же парировала я.
-Это в тебя не влезет, а мне то что надо – заступилась она за своего парня.
У меня не было парня и я уже стала забывать за несколько месяцев жизни без нормального секса, и мне ничего не оставалось, как начать хвастаться, что в дальнейшем и стоили мне – ну сами узнаете.
- Мне и побольше влезет, чем этот обрубок – ответила я с высоким достоинством и гордостью.
Света замолчала и перерыв кучу моркови, нашла чуточку побольше и спросила меня в упор.
- А вот такой влезет?
- Свободно – ответила я.
- Ту тогда докажи – пристала Светка.
- А где я тебе парня с таким сейчас возьму – теперь мне пришлось отбиваться от неё.
- А не нужно искать, чем эта морковка хуже, или ты испугалась, что проиграла.
Играть конечно мы ни во что не играли и спорить тоже не спорили, но я никогда не была трусихой и эти слова от сестры были для меня оскорбительны.
- Нет, не испугалась – ответила я и взяв из её рук морковку, тут же привстала и раздвинув половые губы, испачканные землёй, которая уже въелась и даже подсохла, я стала медленно вводить её во влагалище. От разговоров на такие темы и своего вида я уже давно была сильно возбуждена. Из влагалища сочились тонкие струйки моего сока и всё было мокро, поэтому морковка легко стала проникать во внутрь и вскоре остался только кусочек не более трёх см.
- И это всё – с ехидством спросила Светка.
- А что мало, тогда вот так будет всё – и я наклонившись, толкнула пальцем левой руки оставшийся торчать кусок морковки и она скрылась внутри, не оставив даже упоминания, что когда то её было видно. Только следы земли и остатки влаги напоминали об этом.
Сестрёнке больше нечего было сказать и она встала и принялась рыть дальше. Часть моркови мы убрали молча и когда я вновь села на попу и стала ёрзать, чтоб подползти от одной кучки к другой, Светка не упустила возможность и съязвила.
- Смотри не занози свою задницу.
- Здесь нет дерева и заноз тоже – ответила я.
- Зато моркови полно, залезет какая-нибудь - и замолчала.
- Чё не договариваешь – спросила я.
- Или стыдно стало.
- Да нет, просто я подумала, что если ты так будешь ёрзать своей задницей, то точно что-нибудь воткнётся – пыталась оправдаться Света.
- Ладно, не юли. Так скажи, что мечтаешь об этом, чтоб в мою задницу что-нибудь воткнулось, на вроде вот этого. Я угадала? И подняв с земли тонкую, но гораздо длиннее предыдущей, морковку.
Светка окинув меня взглядом, опустила голову и что то буркнула.
- Ну если сомневаешься, то смотри и я привстав, стала медленно покручивая из стороны в сторону, проталкивать морковку во вторую свою дырочку. Единственной смазкой здесь служила влажная земля и мне с трудом удалось протолкнуть её см. на три. После нескольких движений морковка заскользила чуточку получше и я не спеша протолкнула её почти всю, осталось только см. Семь или восемь, как меня перебила Света.
- Марина, а можно я попробую – попросила она.
Я убрала руку и повернулась к ней. Её ручки тут же обхватили остаток морковки и стали её как бы вкручивать внутрь меня. Вскоре осталось всего пара см.
- Всё, а что с этим делать? – спросила она.
- Если ты считаешь, что я занозу посадила, то тогда не спрашивай. Заноза же не спрашивает, насколько ей под кожу войти, а сколько снаружи оставаться.
Не успев я это проговорить, как Светка нажала пальцем на торчащий остаток и он тут же изчез внутри меня, увлекая за собой чёрный и грязный палец моей сестры.
- Ты что наделала? – сделав грозное лицо, я наехала на Светку.
Та испугалась и состроила невинную мину на лице.
- А что, не надо было?
Мне показалось это смешным, и мы снова вместе рассмеялись. Дальше особых приключений не было, если не считать, что до самого конца я ёрзала на попе по всем грядкам и до того в неё въелась земля, что отличить мою попу от земли было невозможно. Ноги, лобок и вся промежность тоже не блистали особой чистотой и практически ничем не отличались о задницы.
Вывалив в сарай последнюю свеклы, я стояла посреди двора, в одной футболке и вся такая, словно несколько дней лазила по пояс в болоте.
- Пошли в баню – позвала Светка.
- А если мне вначале домой зайти,- с ехидной улыбкой обратилась я к сестре.
- Только попробуй, бабуля потом нам жизни не даст – возразила сестра и как бы стала подталкивать в сторону бани.
Отмывались мы долго, особенно трудно было с помощью клизмы вызволить из попки морковку. Из влагалища Светка достала с первого раза, раздвинув стенки пальчиками, она легко ухватила её и вытянула. Потом мы всё промыли несколько раз и оттерев с трудом мою попку, раскрасневшие побрели через весь огород до дому. Я не стала одевать футболку и шла голышом. Светка закуталась в полотенца и не просто шла, а бежала, боясь, что её вдруг кто увидит.
- Ну вы где пропали – спросила нас бабуля.
- Баба, ну ты ведь нам сама надавала работы и в дом не велела грязными заходить – ответила я.
- Много ещё осталось – спросила она.
- Всю убрали морковь и свеклу, лежит в сарайке – ответила Света.
- Ой молодцы, ой молодцы – восхищалась бабушка.
- А где твоя одежда – увидев, что я стою голышом и расчёсываю волосы, а футболка валяется на табуретке в углу.
- Вот – ответила я и показала рукой.
- Садитесь, поешьте, устали небось – восхищалась бабушка и суетилась на кухне, чтоб накормить нас.
- На сегодня хватит, отдыхайте – добавила она следом.
Мы пообедали и поужинали заодно и легли в комнате отдохнуть. Примерно через час, когда нам надоело валяться, я предложила прогуляться и тут же осеклась – идти мне было совсем не в чем – халат и футболка, что было сухим и можно было одеть.
- Мне не в чем идти – сказала я Светке.
- Ну тогда никуда не пойдём – согласилась она.
- Но мы можем и на озеро сходить – вновь предложила я и сестра согласилась
До вечера мы ходили вокруг озера. Светка никак не могла завести разговор, шурша в кармане отданными листами с выдержками из писем. Я понимала, что так долго продолжаться не может. Мне уже самой не терпелось снять напряжение. Я ночами в постели подолгу мастурбировала и получала сильные оргазмы от предвкушения того, что Светка решит со мной делать. Во время уборки моркови я уже испытала два сильных оргазма, но мне хотелось ещё чего то большего. Я не выдержала , и спросила у Светки:
- А что ты так взволнована
- Хочу спросить, с чего начнём
- Начинай по порядку или смотри, как тебе будет удобнее – ответила я
- А ты на меня не будешь обижаться? – спросила она
- А разве я когда на тебя обижалась? – ответила я вопросом на вопрос.
- Нет, никогда – ответила Светка.
- Ну тогда решай сама, письмо то ведь тебе адресовано, как хочешь, так и поступай.
Мы медленно шли и болтали и уже на берегу озера, а было уже близко к вечеру, Светка увидела две огромные кучи коровьего навоза. Она посмотрела на меня и поймав мой взгляд, улыбнулась. Я остановилась.
- Ты что? – спросила она.
- Я поняла, что ты хочешь – ответила я.
Светка замолчала, не понимая моего ответа, а потом и говорит
- Ты что, серьёзно на самом деле этого хочешь.
- Я поняла это по твоим глазам и как ты сильнее стала мять в руках листки с письмами и поэтому полностью в твоём распоряжении – ответила я.
- Тогда я сейчас - и Светка стремглав удалилась.
Вернулась она минут через десять На руках были одеты резиновые медицинские перчатки.
- Ну тогда держись, сама напросилась – ответила она на ходу и уже через несколько секунд я почувствовала её запыхавшееся дыхание. Это означало, что она так торопилась, пока я не передумала и в душе себя улыбнулась. Светка приподняла подол моего халата, а потом вообще задрала его вверх на живот. Я ощутила голой попой прохладную осеннюю траву и немного вздрогнула от неожиданности.
- Извини – сказала Светка, подумав, что это она что-то не так сделала.
- Нет ничего, это я так – ответила я.
Вскоре я почувствовала что-то скользкое, и мокрое прикоснулось к моей попке, а потом и к моей киске. Меня всю затрясло от возбуждения, но я собралась с силами, чтоб не подавать виду. Светкины руки надавили на мои половые губы и раздвинув их, стали медленно проникать внутрь влагалища. Потом она вытащила пальцы и снова стала медленно вводить их внутрь. Сделав так несколько раз, она отстранилась от меня и вернулась через несколько секунд. Запах ударил в нос и я сморщилась и даже не успела почувствовать тот момент, как порция коровьего навоза из Светкиных рук переместилась между раздвинутых половых губ моей киски и стала с помощью пальцев медленно продвигаться внутрь. Я не выдержала и задрожала сильнее. Светка поняла, что я уже на грани и усилила давлении и вскоре первая порция оказалась внутри моей киски, затем вторая, третья и там я уже сбилась со счёта. Я была на грани блаженства и испытывала сильнейший оргазм за последние две недели. Теперь мне уже было безразлично, что обо мне думает сестрёнка и тем более что она там делает. Минут пятнадцать я находилась в таком состоянии, хотя мне показалось, что прошла вечность. За это время Светка небольшими порциями заполнила моё влагалище коровьим навозом, как мне показалось, что оно ещё было даже свежее, в смысле сегодняшнее. Когда уже она не могла втолкать ни сколько, Светка переключилась на мою попку. Я уже практически отошла от шока и чувствовала, как она пальцами руки толкает что-то в мою попку. Я даже решила ей помочь и приподняв согнутые ноги, развела их ещё шире. Около получаса Светка копалась в моём анусе, что у меня от этого стали затекать ноги и я не выдержав, спросила:
- Скоро ты уже наиграешься?
- Ещё минутку – ответила Светка
Но эта минутка ещё продлилась целых двадцать и когда я услышала ВСЁ, я облегчённо вздохнула и не опустила, а мои ноги просто рухнули с грохотом на траву. Так я пролежала минут десять и только потом медленно встала. Чтоб не замарать халат, Светка его уже стянула и бросила в огород через забор. Я стояла на берегу озера совсем голая. Моя попка и между ног всё было вывожено в коровьем навозе. Светка стояла немного поодаль и с интересом рассматривала меня, в смысле мою нижнюю часть тела
- Да! Выглядишь ты сестрёнка просто сногсшибательно. В таком виде к тебе точно никто приставать не будет, можно и по улице города так разгуливать. – сказала она это так многозначительно и рассмеялась
- Может тебе ещё немного косметики деревенской нанести – спросила она, глядя на меня горящими от восторга глазами.
- Тебе решать, ведь я это не я, а всего лишь моникен одушевлённый в образе и подобии твоей сестры и ты вольна исполнять все свои желания, адресованные только для тебя.
- Это ты сейчас что сказала – смотрела удивлёнными глазами на меня сестрёнка.
- Так, процитировала одно высказывание из книги, а проще делай что хочешь.- пояснила я.
Светка ещё минут десять-пятнадцать размазывала остатки от двух кучь коровьего навоза на мою нижнюю часть, и когда ничего не осталось, радостно огласила приговор:
- Вот теперь ты обос……сь по самую талию и засмеялась.
Вид конечно был не очень красивый. Окинув себя, сколько могла я это позволить, я спросила.
- Что дальше.
- Пойдём прогуляемся – предложила Светка.
- Пойдём – согласилась я
Мы прошлись по берегу озера и вышли на опушку леса. На улице уже темнело, и нас видеть никто не мог. Мы ещё долго бродили, и как стало совсем ничего не видно, вернулись домой сразу в баньку. Светка помогла мне отмыться и удалить все запахи. Осталось только то, что было натолкано внутри. Я не противилась и уже далеко за полночь мы пошли спать. Бабушка уже спала и ничего не заподозрила, что я вернулась без халата. Просто мы не могли его найти в темноте, да и сильно этому поводу не заморачивались. Мы лежали со Светкой на кровати и я ей шёпотом в полголоса рассказывала всё, что мне рассказывала бабушка. Она рассказала о своей молодости, пока я с ней целую неделю жила одна. Бабуля тоже с дедом любила озорничать и часто позволяла себе наедине с ним бегать голопопой. Я удивилась её откровению, но для себя сделала вывод и тоже стала позволять спать при бабушке голышом и теперь уже выходила во двор по нужде совсем голой.
В воскресенье Светка уехала и я снова осталась одна с бабушкой. Утром я сходила за халатом и принесла его домой. Он был вес мокрый от утреннего заморозка и я его повесила сушиться. Одев оставшуюся футболку, остаток дня я так и проходила. Перед сном я снова вымылась в бане и уже окончательно промыла с помощью клизмы свою попку и влагалище. За неделю я выстирала всю свою одежду и с нетерпением ждала Светку. Неделя отпуска пролетела и пролетела не напрасно.
Ожидаемый приезд сестры снова оказался неожиданным. Она вошла во двор, когда я стоя голышом на крылечке, хлопала бабушкины подушки.
- Привет!
- Привет! – обменялись мы любезностями и вошли в дом.
- Ну что помощницы, завтра надо закончить всё, пока снег не выпал – сказала бабушка.
- Сделаем всё – весело ответили мы и обнявшись проскользнули в свою комнату.
- Вот стрекоза бесстыжая, так и ходит голожопая, вся в бабушку – услышали мы за спиной как бабуля сама с собой разговаривала. Мы переглянулись и захихикали. Мы ещё долго разговаривали и уснули поздно, соответственно и проснулись чуть ли не около обеда.
- Ну и сони – услышали мы в свой адрес высказывание бабушки.
- Отсыпайтесь, пока молоды и семьёй не обзавелись. Потом спать будете стоя – добавила она вслед, когда мы проходили мимо чтоб умыться.
Перекусив, мы отправились выполнять бабушкины задания. Нужно было вычистить в огороде и выдрать помидорную ботву. Дел было не так много и мы обрадовавшись, поспешили их выполнить. Через час в огороде было уже чисто. Несколько кучь лежало в разных местах. Оставалось только выдрать ботву помидор. Она крепко сидела в земле и нам приходилось помогать немного лопатой. На некоторых кустах висели зелёные помидорки не успевшие созреть. Они были не больше двух-трёх см. в диаметре и я сравнила их с мужским яйцами , сказав, что они не успели созреть за лето. Нам это так показалось смешным, что мы закатились от хохота.
- Представляешь, мужские яйца должны созреть на кустах – сказала Светка.
- А кто их там развесил – добавила я и мы снова закатились смехом.
- Нужно их пристроить, хочешь парочку – сказала Светка и бросила в меня две небольшие помидорки.
- Ты что, разобьёшь яички – возмутилась я и мы снова долго смеялись.
Было весело и работа продвигалась быстро. Вскоре все кусты лежали в одной куче и между веток висели те самые помидорки, которые мы сравнили с мужскими яйцами.
- А что с ними будет - и в меня вновь полетела небольшая помидорка.
- Если тебе их жалко, возьми и пристрой их к себе – заявила сестра.
- А что, смотреться будет прикольно – ответила я и сорвав две небольшие помидорки, приложила их к чисто выбритому лобку.
- Ну как? – спросила я.
- Не смотрится, морковки не хватает – ответила Светка.
- Ты что хочешь, чтоб я их внутрь затолкала – спросила я в ответ.
- А это интересно, сколько в тебя мужских яиц влезет.
Это нас так завело и возбудило, что мы тут же бросили все свои дела и стали срывать помидорки. Я уже не могла терпеть от возбуждения и Светка стала их греть в рука и толкать по одной во внутрь влагалища. Так внутри оказалось штук двенадцать небольших помидорок. Я уже не могла терпеть и оргазм застал меня в самый разгар, когда сестра пыталась ещё затолкать парочку.
- Да ты уже готова – воскликнула она, но я уже ничего не понимала. Я наслаждалась и испытывала что-то необычное и очень-очень приятное. Мне было уже всё равно, сколько помидор или яичек, как ей будет угодно считать, она затолкает во влагалище или ещё куда. Так и вышло. Светка не смогла больше затолкать и принялась за мою попку. В этот раз получилось гораздо быстрее и легче. Помидорки сами выскальзывали из рук сестры и исчезали в моей попке. Затолкав туда около пятнадцати штук, Светка остановилась и спросила меня. Я ничего не понимая махнула рукой и расслабившись на куче ботвы, лежала раскинув руки с закрытыми глазами. Видя моё безразличие, сестрёнка не стала сидеть и ждать, когда я очухаюсь, а отыскала ещё несколько штук и тоже протолкала их в попку. Через полчаса, когда я пришла в себя, она с победоносной гордостью мне заявила.
- Я спасла пятнадцать пар яиц и спрятала их в твоей попке и во влагалище.
- Какие яйца – ничего не могла понять я и Светке пришлось мне всё растолковывать.
Потом мы долго ещё смеялись и пока я слушала её рассказ, как она что делала, я не смогла вытерпеть и просто как говориться – обописалась и замочила свой халат.
- Ну вот, бабуля опять ворчать будет.
Мы убрали всё за несколько минут и при хотьбе из меня выпала пара помидор.
- Говорят что из стариков песок сыпется, а из тебя помидоры – Светка сказала это так необычно, что вызвало новую волну смеха.
Дальше всё было без приключений. Домой я вернулась с халатом через плечо, а из глаз от смеха катились слёзы.
- Что случилось – спросила бабушка.
- Ухохотались и я обописалась – объяснила я.
- Мы всё сделали – заявила Светка.
- Молодцы, переодевайтесь и за стол – пригласила бабушка и скинув полотенце с чашки, мы увидели кучу свежих блинчиков.
Сидеть было не очень удобно, чувствуя, что изнутри что то мешает и давит, но вскоре я привыкла и даже совсем к вечеру забыла, что во мне почти три десятка помидорок.
- Пойдём вечером погуляем – предложила Света.
- Я согласна, во сколько.
- Ну когда бабушка ляжет спать или давай позже – пояснила Света.
- А зачем так поздно – спросила я.
- Я хотела проверить, это правда ты писала в своём рассказе, что ночью прошлась по деревне голышом.
- А что, ты сомневаешься в этом – спросила я.
- Нет, но хочется самой убедиться – пояснила Света.
Как только бабушка легла спать, Светка в темноте на ощупь принесла будильник и завела на полночь. Я тогда не знала, что она перевела стрелки на три часа назад, и когда зазвенел будильник, мы соскочили и выглянули в окно. Было темно, и лишь небольшой месяц освещал землю.
- Пора – сказала Светка.
- Пошли – согласилась я.
Я встала с постели и немного подождала, пока сестра оденется. Чтоб доказать ей, что я не врала, я решила вообще ничего не одевать кроме кроссовок. Мы бесшумно вышли из дома и перелезли в огороде через забор, чтоб не скрипеть калиткой. Было немного свежо и мы шли, размахивая руками, чтоб согреться. Вскоре я привыкла, и уже мне становилось даже жарко и чем дальше мы уходили от дома, тем больше я волновалась. Когда я шла одна, я думала, как пройти незаметнее и безопаснее. Со Светкой мы шли посреди улицы и я полагалась на неё. В этот момент я думала не о том, что меня могут увидеть, а о том, что иду рядом с сестрой совершенно голая по улице деревни. В домах спят люди и даже не догадываются об этом. Это меня так возбудило, что я даже испытала лёгкий оргазм прямо во время движения. Голова вообще была забита кашей и ничего не соображала. Вот и магазин и заколоченный медпункт. Вот котлован и крайний дом на улице. Ещё метров триста и будет трасса и остановка. Я эту дорогу знала на изусь и могла пройти по ней в кромешной темноте и не заблудиться. Боятся было нечего, до утра ещё далеко, это я так тогда думала и мне хотелось ещё чем то удивить свою сестру, но удивила она меня.
- Пойдём на наше место за поворот – предложила она.
- Пойдём – с радостью согласилась я. От остановки до дома бабушки было идти всего полчаса, и за ночь можно было сходить туда и обратно раз семь, а то и больше. До поворота было чуть больше трёх километров. Там дорога поворачивала вокруг холма. В детстве мы часто забирались на него и смотрели, как далеко-далеко ползли маленькие букашки, которые потом приближались и превращались в машины. Это было так красиво и необычно – рассматривать всё с холма. Идти туда было тоже не очень далеко, самое большее час, так что мы вполне могли дважды вернуться назад по оставшемуся времени, и я ничего не подозревала и даже не волновалась. Светка знала, что по её милости уже шёл не второй час ночи, а пятый и ещё через пару часов начнёт светать. По трассе изредка проезжали большегрузные машины, и нам приходилось прятаться в канаве. Для меня это было как игра, а о чём тогда думала Светка, я не знаю и сейчас. А думала она наверное, как протянуть время и это у неё получалось очень хорошо. Она стонала, что наступила на что-то и нога болит. Просила не торопиться и я слушалась и весело играючи, чтоб не чувствовать холод осенней ночи, я прыгала и скакала вокруг её. Мне действительно было хорошо, и даже зная о том, что она может случайно, а может специально подвела часы, я не обижаюсь на неё.
За поворотом мы спустились по дорожке вниз и потом поднялись на холм. Скамейки из поваленных деревьев лежали на своих местах. Мы сели как в детстве и прислушались. Стояла такая тишина, а вдали маячили крохотные огоньки движущихся машин. Они шли редким, но нескончаемым потоком, как будь-то сверкала новогодняя гирлянда, и в ночи это было так красиво, что мы засмотрелись. Сколько прошло времени, ну не больше получаса и я сказала:
- Нам пора, пока светать не начало, идти ещё далеко.
- Пойдём, - вздохнула сестрёнка.
Спускались вниз мы очень медленно, Светка постоянно постанывала, жалуясь на свою ногу, и мне пришлось её придерживать и говорить, что под ногами, брошенная палка или поваленное дерево. Спустившись вниз, мы переждали машины, и вышли на дорогу и двинулись в сторону деревни. Вначале я ничего не поняла и только когда мы прошли поворот, я увидела серую полосу асфальта, исчезающую в ночи, вернее это уже не было ночью. Это было самое что ни наесть настоящее раннее утро.
- Светка, уже светает – испуганно провозгласила я.
- Да нет, это тебе после леса показалось – пояснила она.
Мы прошли ещё немного и дважды успели попрятаться в канаве, чтоб пропустить проезжающие мимо машины. Дорога стала ещё светлее, и неподалёку показался контур берёзового лесочка. По левую руку это был единственный лесок, а там сплошное поле. Я понимала, что если мы в этот лесок не переберёмся, то до ночи придётся прятаться в бору.
- Побежали – прикрикнула я на Светку.
Она неуклюже поковыляла за мной и перебежав через дорогу, мы направились прямо к лесочку, не обращая внимания на кустарник и бурьян в канаве. Только когда приближалась машина, мы приседали и ждали, когда она проедет. Вот и лесок. Вбежав в укрытие, мы тяжело вздохнули и прислонившись к дереву, молча стояли и тяжело дышали.
- Света, как это получилось – спросила я отдышавшись.
- Я сама не знаю – ответила она.
- Но ведь ты заводила будильник.
- Да, но я это делала в темноте при слабом свете у окна и не знаю что там крутила – объяснила она.
- Ладно, как домой добираться будем – спросила я.
- Я не знаю, ты ведь уже бегала и наверное тебе лучше знать - сказала Света.
Мы пересекли лесок и оказались на противоположной стороне от трассы. Впереди было убранное поле, а чуть дальше большое озеро слева от деревни. Сама же деревня была расположена полукольцом вокруг второго, раза в четыре меньше, озера. В детстве и оно нам казалось огромным.
- Пойдём через поле до озера, а там увидим – предложила я.
От испуга и непредвиденной ситуации я не чувствовала утренней прохлады, мне было даже жарковато. Немного выждав, когда машин почти не было на трассе, мы бегом понеслись по стерне. Я тогда не заметила, но Светка бежала, как будь то у неё и ничего не болело. Запыхавшись, мы остановились на другом краю поля и спрятались в камышах.
- Нужно немного передохнуть – сказала я.
- Я согласна – ответила сестрёнка.
- И часто ты так бегала – отпыхивая спросила она.
- Здесь в деревне было несколько раз этим летом, а дома проще. – ответила я.
Вдалеке послышался шум машины. Мы выглянули и увидели стары жигулёнок и дед сидит за рулём. Рыбак наверное, на озеро поехал – подумала я.
- Здесь нам не пройти, увидят – объяснила я.
- И что делать.
- Нужно идти вокруг озера, а потом ещё вокруг нашего озера и тогда можно подойти почти к самому огороду – пояснила я.
- Мне так далеко не дойти – снова застонала Светка.
- Ну тогда иди прямо по дороге и будешь дома через минут сорок или раньше, а я пошла, пока никого нет и не забудь что-нибудь вынеси из одежды во двор, а то что я бабуле скажу – объяснила я и вскочив с места, выбежала на дорогу и пошла в ту сторону. Где только что скрылся жигулёнок. Светка пошла в сторону деревни, постоянно оборачивая и глядя мне в след. Больше двух часов, я обходила это озеро и ещё около часа пробиралась к огороду. Вот и знакомый забор и калитка. Кругом было тихо и только огорода через четыре мужик что то делал. Пришлось пробираться вприсядку. Вот и двор и моя зелёная футболка на крылечке и больше ничего. Вот же зараза, осердилась я на сестру. Даже юбку не вынесла. Быстро придумала историю и вошла в дом.
Мой вид конечно шокировал бабушку.
- Ты где это шлялась голожопая – спросила она.
- Мы на горе за поворотом были, рассвет встречали как в детстве – объяснила я.
- Ты что так и шла по деревне – сердилась бабуля.
- Нет. Я в темноте села на коровью какашку и пришлось юбку выбросить и домой идти вокруг деревни и озера – как могла, так и выкручивалась я на ходу сочиняя оправдание.
- Светланка вон уже собралась домой ехать, давай умывайся и за стол, голодная небось – уже доброжелательнее заговорила бабушка.
Я быстро умылась и села есть, голод действительно крутил в желудке ещё с ночи. Сказав спасибо, я вышла из за стола. Светка тоже встала и поблагодарив бабушку, сказала:
- Ну ладно, я поехала - и присев на дорожку, подхватила сумочку и пакет и направилась к выходу.
- Я провожу – сказала я бабушке и следом выскочила во двор, даже не дослушав, как бабуля мне велела одеться. Это мне конечно не понадобилось, так как я идти до остановки не собиралась, а всего лишь до калитки. Жутко хотелось спать. Бабушка ничего больше мне не говорила и я рухнула в постель. Проснулась я только к вечеру.
Неделя прошла скучно и ничего особенного не происходило. Я с нетерпением ждала, когда Светка приедет на совсем в свой отпуск. Ждать пришлось недолго. Она вернулась с пакетом продуктов через два дня.
- Всё, я в отпуске – с радостными воплями она ввалилась в дом.
Я как лежала на кровати голышом, так и выскочила и бросилась ей на шею.
- Вот стрекоза, совсем стыд потеряла – бурчала себе под нос бабуля.
Я так уже привыкла к такому образу жизни, что последние дни просто забывала одеваться и разгуливала, как придётся, голышом так голышом, в футболке так в футболке или вообще в одном халате. Мне так было легко и комфортно, да и бабушка особо не ругалась, так, скажет пару крепких словец, и сама потом смеётся вместе со мной.
В день приезда Светки погода стояла не ахти, пасмурно и прохладно и мы просидели дома, болтали, помогали бабушке и валялись на кровати. На другой день как и планировали, начали побелку потолка. Стены были оклеены обоями и то по нашему настоянию ещё три года назад и ремонта не требовали. Освободив нашу комнату от лишнего, я залезла на стол и взяв в руки кисть, начала ей махать по потолку взад и вперёд, оставляя белые полосы свежей водоэмульсионки. Извести раньше можно было купить у кочегаров, а теперь днём с огнём не найти и мы стали привозить на ремонт две-три банки водоэмульсионки. Получалось бело и чисто. После первых же моих взмахов на футболку полетели капли и я не раздумывая скинула всё, чтоб не запачкать и осталась голышом.
- Ты же замараешься – спросила Светка.
- Мне себя легче отмыть, чем потом одежду отстирывать – ответила я.
- Вот наконец то я услышала от тебя разумные слова – послышался голос бабушки, а когда она вошла и увидела меня голышом на столе и уже в некоторых местах убрызганную белыми пятнами краски, она охнула.
- И что же это ты творишь коза непоседливая – сказала она.
- Потолок белю – ответила я.
- Ну ведь можно что-нибудь на себя накинуть, вон у меня старья полно, и выбросить не жалко.
Потом увидела бабуля, что я не проявляю никакой реакции, махнула рукой и вышла на кухню. И только мы услышали её слова и зажав рот рассмеялись.
Через три часа мы закончили с побелкой и протерев пыль и вымыв пол, осталось только расставить стол и не громоздкую мебель. Тяжёлую, мы даже шевелить не пробовали. Закончив с этим, бабушка нас пригласила на обед – мы побежали с радостью, так проголодались, что в животе урчало. Отмывшись в бане, остаток дня мы отдыхали. За последующие два дня мы побелили в комнате у бабушки, и на кухне и когда всё засверкало чистотой, бабушка нам сказала.
- Устали родненькие, можете отдохнуть. Если куда хотите сходить, там к подругам, то можете идти.
- Да куда мы пойдём, в деревне кроме стариков и мелкой ребятни никого не осталось.
- Ну тогда если хотите, то просто погуляйте – настаивала она.
Мы переглянулись и как по команде, глядя в глаза друг другу, сказали
- Идём на сопку?- и тут же расхохотались.
- Вот трещётки – улыбнулась бабуля вместе с нами и ушла в свою комнату.
Время было около трёх дня и погода стояла тёплая. Чтоб не очень то сверкать по деревне, мы решили идти по полю за огородами. Идти там было довольно легко, степь вся выгорела за лето от жары и земля была сухая и твёрдая, как дорога. Единственное, что приходилось обходить заросли крапивы. Светке конечно было без разницы. Она была в джинсах, а я оделась в своём репертуаре. Футболка с ветровкой и джинсовая юбочка. Как бабушка про неё говорит узенькая полоска тряпицы вокруг задницы, что даже стыд не прикрывает. Хотя на самом деле если я не наклоняюсь, то ничего не было видно.
Ну в общем шли мы и болтали о том, что там в городе за последнее время произошло. Я здесь в деревне вообще новостей не знала, и мне всё было интересно. Вдруг Светка спрашивает меня:
- А что это ты всё обходишь и обходишь кусты крапивы, ведь тебе это нравится?
- Да, когда я этого хочу – ответила я.
- А сейчас не хочешь? – спросила сестра.
- Я даже и не думала об этом, да и крапива уже подзасохла, ведь заморозки были – пояснила я.
- А если бы я тебя об этом попросила, ради меня – продолжала доканывать меня Светка.
Чтоб отвязаться от неё и не слушать её нудный голос, а он у неё действительно такой противный становится, когда она начинает ныть и стонать и выпрашивать то, что ей нужно, я ответила.
- Если ты так настаиваешь, то я не буду отворачивать и тут же прошла по кусту крапивы, лишь приподняв руки вверх. Ветки и листья тут же проскользили по моим ногам и кое где немного ужалили, особенно в области бедра и колена.
- Ну что, довольна – спросила я, а сама с трудом сдерживалась от неприятных ощущений, чтоб не начать царапать ноги.
- И тебе не больно – спросила Светка.
- Как и всем, так и мне – ответила я. Светка замолчала и о чём то размышляла, а потом увидев рядом возле забора ещё зелёный куст, она спросила.
- А вон через тот пройти сможешь?
- Смогу – ответила я и тут же осеклась. Метрах в десяти в огороде мужчина и женщина чистили огород и к забору таскали траву и ботву от картошки.
- Там люди – ответила я и показала рукой в их сторону.
Светка осмотрелась и увидев вдалеке ещё несколько таких кустов, а кругом ни души, радостно провопила.
- Вон, смотри, там никого.
Мы направились в ту сторону и только подошли близко, как Светка окрикнула меня.
- А без юбки сможешь?
Я огляделась и убедившись, что кругом никого, сдёрнула с себя юбку за пару секунд и выступив из неё, шагнула навстречу судьбе. Так без подготовки я ещё ни разу не заходила в кусты крапивы. Обычно я за неделю или две готовила себя к этому и понемногу гладила своё тело и ноги и так же киску веточками крапивы и постепенно привыкала, что мне хотелось всё больше и чтоб сильнее чувствовать её ожоги. Сейчас же я это делала сразу и вот моя юбка валяется сзади меня в нескольких шагах. Ещё два шага и я уже возле куста. Первое прикосновение и мурашки пробегают по всему телу. Ноги по всей длине спереди получают лёгкий ожог. Ещё шаг и я уже стою посредине куста. Крапива со всех сторон и самые жоские веточки проникают между ног и достают до лобка и половых губ. Меня охватывает сильная дрожь, что от волнения не попадает зуб на зуб. Ещё шаг и я испытываю сильный ожог, который постепенно переходит в сильнейший оргазм. Голова идёт кругом и нет сил стоять. Я разворачиваюсь и иду обратно. Теперь ожоги чувствуются уже не так сильно, и в некоторых местах почти совсем ничего не чувствую. Пройдя по кусту туда и обратно, я снова разворачиваюсь и иду обратно. Светка как вкопанная стоит и смотрит, держа на вытянутой руке мою юбку. Она обезумела от моих действий и не может ничего сказать. Мне уже теперь тоже стало всё безразлично. Всё горело и чтоб погасить этот ожёг, я должна была получить ещё более сильный. Я пошла дальше и увидев новый куст, прошла через него и направилась к следующему и когда я прошла ещё через несколько кустов, после каждого мне хотелось ещё больше и сильнее залезть в самую густую, но осень внесла свои коррективы и большинство кустов уже стояли совсем голые и слегка покачивались на ветру. Лишь только те. Которые были летом кем то сорваны или вырублены, отросли вновь и сейчас стояли зелёные и звали к себе. Светка подошла ко мне и сказала:
- Пошли, я тебе верю.
Но я уже не могла остановиться и мне хотелось испытать то, что я испытывала несколько лет тому назад.
- Нет, я ещё хочу – ответила я.
- Может тебе помочь – спросила Светка.
Я в этот момент проходила по очередному кусту и ничего не разобрала, да и сестра вряд ли поняла меня и сочла что я согласилась. Она сорвала несколько небольших веточек и соединив их в небольшой веник, спрятала за спину, а когда подошла ко мне, то неожиданно стала парить открывшийся лобок и мою попку. Это было так неожиданно, что я снова почувствовала прилив и ломоту внизу живота и после каждого её удара, это усиливалось. Закрыв глаза, я ждала когда наступит оргазм и он не заставил долго ждать. Это было так необычно и так сильно, что я не устояла и рухнула на траву. Видя моё молчание и слыша стоны, Светка продолжала стегать меня по ногам, ягодицам и лобку и как только мои ноги не произвольно разъезжались в разные стороны, серия коротких шлепков попадала на область половых губ и всю паховую область. Это усилило оргазм и я на время потеряла разницу между реальностью и забытьем. Я лежала закрыв глаза и даже не шевелилась. Светка перепугалась и бросилась меня тормошить. Я изредка только постанывала. Среди зарослей крапивы нас видно не было, и поэтому нам волноваться не было необходимости, хотя тогда я честно об этом даже и не думала, и если бы кто увидел и решил помочь Светке нажварить меня крапивой ли ещё что, мне было бы всё безразлично.
Светка в тот день перепугалась очень сильно и полчаса пыталась привести меня в чувство и как только я открыла глаза, то услышала в свой адрес очень нелицеприятные слова, можно даже сказать не слова, а целую речь. Позже мы так долго над этим хохотали, сидя на холме и разбирая произошедшее со мной час назад.
Как только я смогла встать, Светка развернула меня и потащила в сторону дома. Я вначале шла и не сопротивлялась, а когда поняла, что она хочет, вырвалась и пошла обратно, оставив её с моей юбкой в растерянности. Когда она пришла в себя, то догнала меня и спросила.
- Ты куда?
- Ну не идти же мне в таком виде домой – ответила я
Я уже окончательно пришла в себя и понимала, что увидев мои красные ноги и меня без юбки, бабушка что то да скажет и мне не хотелось, чтоб это дошло до родителей. Объяснив это сестре, мы пошли туда, куда и собирались первоначально – на сопку к повороту. Шла я туда конечно без юбки, так как одев её меня всю передёргивала. Оставшиеся в коже колючки от крапивы, раздражали всё тело. Через дорогу перебрались когда не было рядом машин, а там шли по опушке леса и вот та самая сопка, наше место и хорошо обозримая даль всей извивающейся дороги, по которой шли машины туда и обратно и некоторые уже включили фары, а значит уже начинало смеркаться. Я стала садиться на пень спиленного дерева и не чувствуя его своей попой шарила рукой по земле, чтоб не сесть мимо. Светка стояла рядом и наблюдала за моими непонятными действиями. Оказывается я уже сидела и рукой ощупывала землю вокруг и продолжала давить всем телом на пень. Не поняв, что я делаю, она рассмеялась и спросила меня.
- Ты что потеряла?
- Пень, чтоб не сесть мимо – ответила я.

- Да ты на нём уже сидишь – снова ответила Светка и расхохоталась.
Я следом за ней. Я действительно сидела на пне и не чувствовала его. Положив руки на колени, я тоже их не чувствовала. Моё тело ниже пояса, где подвергалось ожогам крапивы, потеряло чувствительность. Светка не поверила в это и чтоб убедиться, сорвала несколько веточек крапивы и стала меня стегать – мне было всё равно, я даже глазом не повела и не вздрогнула. Тогда она попросила меня лечь и чтоб убедиться окончательно, что я ничего не чувствую, заставила развести в стороны ноги. Я сделала это быстро, и не отводя от сестры глаз, следила за её действиями. Она усиленно выбивала из меня то, на что я не реагировала, хлестала веником из крапивы по ягодицам и между ног и чем шире я раздвигала их, тем сильнее открывались перед ней мои половые губки, и мне попадало от всей её души, пока она не устала или ей не надоело. Сев рядом, она произнесла:
- Да, ну ты и чокнутая?!
- Это я чокнутая? А не ты ли, ведь ты меня жалила и запыхалась, а не я – ответила я.
Выяснять дальше отношения мы не стали, а сев на пни, стали болтать и придумали отговорку для бабушки. Конечно, вряд ли она в неё поверит, но больше придумывать было нечего.
Вернулись домой уже ночью, и я шла по улице снова голышом, а мои вещи несла в руках Светка. Домой мы вошли через огород и сразу в баню. Я отмыла ноги и тем самым облегчила неприятные ощущения. В дом вошли на цыпочках, чтоб не разбудить бабушку и сразу легли спать. Светка уснула минут через двадцать, я проворочалась до утра. Оставшиеся шипы от крапивы не давали заснуть. Утром бабуля стала нас расспрашивать, где это мы так долго шлындали, это её любимое словечко.
Мы объяснили, но скрыть покрасневшие ноги было невозможно. Пришлось рассказывать выдуманную историю про мошку, что будь то она накусала и про то, что на обратном пути зашла нечаянно в крапиву. Насчёт мошки бабушка удивилась, а вот в крапиву поверила сразу.
- Не будешь голой задницей сверкать, моя бы воля, я ещё не так бы тебя напарила – сказала она.
- Так её бабушка, так – поддакивала Светка. И вдруг она сорвалась и выбежала во двор. Вернулась она минут через десять и что то прятала за спиной. Боком, боком, она подошла к бабушке и подала ей веник из крапивы.
- Вот бабуля, накажи её, чтоб знала – ехидно улыбнулась сестра.
Если бы бабуля была не так взбудоражена, то она просто посмеялась и выбросила бы веник, но тут она взяла его и направилась ко мне. Бегать конечно от неё мне было негде, да и Светке угодить вдруг захотелось. Проход в кухне был узкий и мне ничего не оставалось, как развернуться к бабушке спиной и наклонившись, оголить попу.
- Справились с одной, да, справились – проскулила я.
Бабушка шлёпнула меня пару раз и увидев, что моя попа и так вся красная, отбросила веник в сторону.
- Ты где ото так пала, что вся задница в волдырях.
- В котловане за деревней – ответила я.
- И как только вас туда занесло, там днём ходит то опасно, а вы ночью – спросила бабушка.
- Хотели путь сократить – объяснила я.
- Ну ладно, до свадьбы заживёт, главное хоть ноги и руки целы – сказала бабушка и ушла к себе.
Через минут десять она окрикнула нас и объяснила как быстрее избавиться от волдырей и спастись от зуда. Потом рассказала, как она в юности получала от своего отца по заднице крапивой, чтоб не лазили по огородам и как спасались от мошки и комаров на вечёрках – тогда ведь мало кто носил нижнее бельё и приходилось носить длинные юбки и посмотрев на меня, рассмеялась.
- В такой юбке как у тебя, всю твою задницу комарьё бы съело. Сейчас их почти нет, а тогда полно было – рассказала нам бабушка и послала топить баню.
Вечером в бане распарившись и натеревшись мочалкой до красна, мне удалось справиться с неприятными ощущениями и удалить тем самым колючки и шипы от крапивы, а вот онемение кожи прошло только через двое суток. Оставшуюся неделю я ходила по дому в одной футболке ссылаясь, что неприятно, когда юбка касается попы или ног и на меня уже никто не обращал внимание. Начало холодать и ночью были заморозки до минус пяти. В конце недели мы уехали в город, так как в понедельник мне нужно было идти на работу. Светка же вернулась обратно, набрав бабушке продуктов.
Вот так прошёл мой отпуск в этом году и ещё один член моей семьи узнал о моих увлечениях ходить голышом – бабушка. Если что то я написала сумбурно, то пишите мне и я постараюсь вам объяснить. Но я старалась описать всё последовательно, хоть и не так подробно.
Имя: *
E-mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent